© А. И. Воеводин

Преступность, терроризм и экономика в России.

Данная работа была опубликована в "Литературной газете" в 1994 году.

В связи с отказом от коммунистического пути развития в России в течение последних пяти лет появились экономические факторы, которые сыграли роль, аналогичную роли введения в тридцатые годы "сухого" закона в США.

Образовалась мощнейшая теневая экономика, возникла разрозненная система реализации товаров первой необходимости, продовольствия, бензина и других материальных ценностей и услуг.

В России возникло два сектора в экономике:

- новая экономика, возникшая на базе капитала, полученного от коммерческих операций, посредничества, создания новых финансовых структур - банков, бирж;

- старая экономика, существующая на базе государственной собственности - промышленное производство, транспорт. Связь, другие сферы народного хозяйства.

Первоначально эти два экономических сектора развивались независимо друг от друга, но затем произошло их тесное переплетение и сращивание.

Большинство промышленных предприятий обросло сетью кооперативов, малых предприятий и других посреднических организаций, с помощью которых верхушка предприятия решала собственные финансовые проблемы, продавая через них продукцию предприятия или покупая по завышенным ценам сырье, оборудование, товары для коллектива. Предприятия нетоварной сферы также стремительно обросли сетью посреднических контор.

Еще большие изменения произошли в финансовой сфере. Система Госбанка после реорганизации стала системой акционерных банков и решать свои интересы банковской верхушке гораздо удобнее, чем верхушке предприятия. Появились колоссальные условия для злоупотреблений. Сегодня в порядке вещей то, что значительная часть кредитов выдается за взятки. Причем, с точки зрения уголовного законодательства такие взятки и взятками то не являются. Одна проблема - могут пообещать и не отдать.

Свое слово сказал и государственный аппарат, как в центре, так и на местах. В руках чиновников оказались громадные финансовые, материальные ресурсы, недвижимость. Дело осталось за малым, - наладить механизмы, позволяющие безнаказанно реализовать свое исключительное положение для получения левых наличных денег. Это было сделано очень быстро. Появился слой временщиков, главная задача которых - набить собственные карманы. Но чем дальше, тем больше желающих, и тем более губительным является их разрушающая роль для всей экономики страны.

И сами временщики вдруг поняли, что они не временщики, а люди, пришедшие надолго, если не навсегда.

Но где взять на всех денег? Источник один - национальная экономика. Но именно она разрушается из-за того, что каждый стремится забрать, и никто ничего в нее не вкладывает.

Что же делать? Как сделать так, чтобы предприятия развивались, никто не воровал, все честно трудились на благо Отечества. Казалось бы очень просто - приватизируйте предприятия, сделайте верхушку подотчетной хозяевам и проблемы будут решены. Все для этого есть и оборудование и сырье и технологии.

Большинство развитых стран переживало подобные периоды, - периоды первой стадии капитализма, когда любыми путями нарабатывается первичный капитал, но затем все входило в цивилизованное русло. Капиталы, нажитые сомнительным путем, направлялись в производственную сферу, деньги от финансовых махинаций отмывались и легализировались, вчерашние теневые дельцы становились почтенными главами уважаемых семейств. С первого взгляда никаких проблем - пройдет период дикого капитализма, российская экономика получит новых лидеров, ворованные и неворованные деньги будут вложены в производство, наступит период стабилизации и благополучия. Казалось бы, ну наворуют коммерсанты новой волны, и старая номенклатура достаточное количество денег и будут их вкладывать в Российскую экономику.

Но не тут то было. Воровать то государство разрешило, но его экономическая политика привела к тому, что заниматься легальным бизнесом в России невыгодно и практически невозможно. Что же делать? Деньги обесцениваются, законы капитализма требуют расширения производства. Собственные запросы (квартиры, машины, фазенды) люди, работающие с серьезными суммами, решают за две - три удачных сделки. Проблема более глобальна - куда вкладывать капитал? Эта проблема национального масштаба, а не отдельно взятых коммерсантов.

Проблема решается двумя путями:

- вложениями в экономику, но не российскую, а в экономику Европы, США, Юго-Восточной Азии. Причем вкладывают нелегально, могли бы легально, но государство не позволяет. Самые патриотически воспитанные теневики нашли выход - регистрируют фирму за рубежом, и через нее реэкспортируют капитал в Россию. Почему это выгодно? Потому что одним из достижений нашего экономического маразма является ситуация, при которой налоговый режим в России для зарубежного капитала является более благоприятным, чем для отечественного.

- вложениями в теневую экономику России. Это более просто. Но это разрушительно для российской экономики. Когда лидеры производства вынуждены снимать сливки через подставные компании, производство ничего не получает. Впрочем, не получило бы оно ничего и без подставных компаний, в этом случае сливки слизало бы государство.

Итак, возникла ситуация - все хотят зарабатывать деньги и все знают, что легально это делать нельзя. Знает это и государство, и ничего не меняя по существу, всеми силами наращивает контролирующий аппарат - таможню, налоговую инспекцию и полицию. Но ситуация в целом не меняется, невозможно ликвидировать целый сектор в экономике. Промышленные предприятия, которые в силу специфики производства не могут иметь левый доход, кроме грабительских налогов время от времени выплачивают штрафы, и медленно, но неуклонно саморазрушаются, коммерческие структуры проводят разовые сделки и прячут доходы, страна все больше и больше погружается в экономическую разруху.

Но есть еще одна сторона у этой проблемы. Если законно зарабатывать нельзя, значит, любой человек, занимающийся бизнесом, стоит вне закона и его можно обмануть, кинуть, ограбить, и государство за него не заступится, ведь он по сути преступник. Но без стабильности и минимальных гарантий никакой бизнес, а тем более теневой невозможен.

Кто же выступил гарантом нелегальной экономики?

Преступный мир России. Именно он стал единственной силой, которая смогла дать стабильность, способна выбивать долги, гарантировать банкам возвраты кредитов, оперативно и справедливо рассмотреть имущественные споры. По сути, преступный мир взял на себя государственные функции законодательной и судебной власти. Чего не хватает в этом букете? Исполнительной власти. И эта проблема уже решается.

Последние год - два серьезные преступные группировки никого не "загоняют", т.е. насильственно не навязывают своего покровительства, у них более чем достаточно подобных просьб. Для многих бизнесменов в России более важен не выбор банка или партнера, а правильный выбор "Крыши".

Нет реально действующих государственных законов, государство делает вид, что не замечает того, что значительная доля оборотов ее экономики - левая, и преступный мир начал устанавливать свои законы. Методы, применяемые им классические - методы насилия и террора. Для России, чьи граждане много лет прожили в условиях тоталитарного режима, воровские законы не представляли собой чего-то нового, но организованное насилие и террор со стороны негосударственных организаций стали одним из новых веяний перестройки.

До недавнего времени, интересы преступности на уровне отдельно взятого российского города, обеспечивались монопольным правом авторитетов местного преступного мира воздействовать террористическими методами на всех остальных граждан города. Первоначально эти интересы были скромны, - получать с коммерческих магазинов, ларьков, кооперативов, автостоянок.

Для этого вполне хватало системы, при которой:

- террор не допускался в отношении членов групп, находящихся в ведении авторитетов преступного мира. В случае конфликтов споры рассматривались авторитетами на разборках. Нарушение этого правила жестоко каралось всем преступным сообществом;

- террор применялся против всех, кто пытался самостоятельно войти на преступный рынок данного города извне. В частности, против кавказских и азиатских групп;

- террор применялся сообща всеми группами в отношении всех "овец" - бизнесменов, спекулянтов и прочих, которые не имели "крыш", то есть покровительства одной из структур, руководимой авторитетами.

Провинциальные города России переживали период трогательного единодушия преступных группировок.

Чем дальше шли экономические реформы, тем большие слои российской экономики оказывались втянутыми в сферу интересов преступных групп. Сначала были коммерческие киоски, сегодня организованная преступность контролирует сырьевые потоки, банковские кредиты, экспортно-импортные операции, сделки в сферах цветных металлов, недвижимости и многое другое.

Преступный бизнес стал глобальным и потребовал структурной перестройки. В 1993 году равновесие в преступном мире было нарушено, и сейчас эта система проходит период реорганизации. Ставки в игре поднялись, правила ужесточились. Теперь никто, ни рядовые преступники, ни их лидеры не застрахованы от насилия, а чаще физического уничтожения.

В России разыгрывается классический конфликт - "Отцы и дети”.

Отцы" - организованная преступность старой формации, имеющая 70-летнюю историю, хорошо организованная для работы в условиях социализма, но несколько консервативная. И "дети" - новое поколение, пришедшее вместе с перестройкой. "Дети" не имели традиций, структур, но более жестоки, беспредельны, динамичны. Основой "Отцов" были лагерные традиции, централизованная иерархическая система, экономическую основу организации составлял "Общак", - система "партийный взносов", которые по всей стране централизованно собирали и собирают первичные организации. Новое поколение поднялось на экономической волне начала 90-х годов, основу его могущества составил первоначальный капитал, полученный от рэкета, затем переброшенный в сферу легальной и нелегальной экономики. За старым поколением стоит всероссийская организация, за новым - экономическая мощь. Оба поколения взаимно переплетены и сегодняшние конфликты - это по своей сути не борьба двух мировоззрений, это борьба конкретных лидеров за сферы влияния.

Во всем мире организованная преступность - это в первую очередь преступный бизнес. Именно бизнес, а не бандитизм, грабежи и насилия.

Во всех развитых странах есть мафия, но нигде она не подошла так близко к ключевым позициям в экономике и не претендует на такую роль, как в России.

В России организованная преступность уже не только оказывает покровительства директорам фирм, нередко она этих директоров назначает и контролирует.

Вся Россия оказались под одной преступной крышей и выясняется вопрос - кто хозяин дома?

Хозяином дома будет тот, кто заберет ключевые позиции в преступной организации. Это сделает более сильный и более умный, но главное более жестокий и беспредельный.

Очевидно, что для нормального функционирования любой системы. в том числе и преступной, нужен порядок, обеспечивающийся выполнением определенных правил и соблюдением определенных законов. Российская организованная преступность очень эффективно использует такой метод установления своих законов, реализации своих интересов как террор. До тех пор, пока это ей удается в глобальных масштабах, экономика России, государственный аппарат все больше будут зависимы от преступного сообщества.

Именно массовый террор стал основой процветания преступности в России.

Под термином "терроризм" принято понимать целенаправленную деятельность, направленную на запугивание, проявление насилия в отношении определенных слоев или групп населения, должностных лиц, государственных и политических деятелей; физическое уничтожение лидеров конкурирующих структур, политических партий или просто частных лиц, игнорирующих угрозы.

От смежных преступлений - бандитизма, разбоя терроризм отличает то, что:

- насилие и психическое воздействие у терроризма являются не только средством, но и самостоятельной целью;

- терроризм не является имущественным преступлением, от потенциальных жертв ждут не непосредственных материальных благ, а требуют соблюдения определенных правил, либо совершения действий. Так, террористическое воздействие может применяться в отношении государственных и политических деятелей, либо других облаченных властью лиц, с целью получения от них уступок в сфере политики, крупных экономических интересов, решения вопросов, связанных с наличием властных полномочий у таких лиц, например освобождения заключенных, получения кредитов, исключительных прав на аренду или продукцию;

Терроризм, как система, традиционно используется для:

- решения вопросов о лидерстве в преступном мире и теневой экономике, возможности монопольно осуществлять деятельность в легальном и нелегальном бизнесе;

- утверждения в широких массах преступных законов и обычаев, например закона "омерты";

- воздействия на государственный аппарат для создания системы гарантий безопасности преступной экономической и неэкономической деятельности.

- решения политических проблем в периоды социальной нестабильности и слабости государственного аппарата.

Отличительными чертами терроризма являются:

- создание атмосферы, при которой "загоняемые" - лидеры, деятели, слои населения ломаются морально, отказываются от сопротивления, приучаются к мысли о неминуемой расправе за неуступки в соответствующих вопросах;

- крайне высоким уровнем афишируемой жестокости по отношению к жертвам;

- наличием у функционеров соответствующих террористических группировок определенного уровня фанатизма, собственной морали и системы ценностей;

Как правило, на нижнем и среднем уровне террористические действия могут проявляться в виде угроз, физического насилия. На верхнем уровне терроризм реализуется через физическое уничтожение. При этом практически невозможно проследить цепочку исполнителей, но всем известен заказчик.

Заказчик - это не лицо, это, как правило, группировка, входящая в более широкую группировку, которая гарантирует безнаказанность заказчика и подтверждает его право на терроризм или насилие.

Организатор насилия или убийства крайне заинтересован в том, чтобы приемник дел убитого знал о том, откуда пришел заказ, поскольку убийство, в конце концов, направлено на достижение определенной конечной цели. Если новая потенциальная жертва не будет знать, за что погиб ее предшественник, ее тоже придется загонять.

Во всем мире накоплен достаточный опыт борьбы с терроризмом.

Но сегодняшняя ситуация в России имеет свою специфику.

Безусловно, для борьбы с преступностью необходим мощный государственный, правоохранительный аппарат.

Но, кроме того, необходимо установление некоторых правил игры с преступным миром вообще и террористами в частности. Но и это в России утрачено.

Одно из основополагающих правил - правоохранительный аппарат, а точнее его работники, должны быть стопроцентно защищены от посягательств со стороны преступного мира.

В случае невыполнения этого условия теряется самое главное - государственный инструмент в борьбе с преступностью, и борьба с преступностью превращается в фарс.

Данное условие реализуется двумя путями:

- принятием государством соответствующих законов;

- практикой и традициями органов и спецслужб, когда за любое покушение или угрозу насилия в отношении сотрудника или членов его семьи должна следовать самая жестокая расправа.

Большинство спецслужб мира жестко придерживаются этих правил.

Тех же правил придерживаются преступные группировки.

Если группировка позволяет себе не ответить на агрессию в отношении ее члена, она очень быстро теряет свои позиции в преступном мире.

Совершенно очевидно, что правоохранительные органы, которые не могут защитить своих сотрудников, не могут выполнять свои функции.

В США, в самые беспредельные времена организованная преступность не смела поднимать руку на полицейских, судей, чиновников прокуратуры.

Это происходило и в разгар гангстерских войн, и во время проведения операций по массовому истреблению мафией свидетелей и бывших подельников.

В США правоохранительные органы, а точнее их живые люди от рядового полицейского до генерального прокурора, отстояли свое право на роль судьи, стоящего над схваткой. Никто в этой стране не смеет бросать открытый вызов работнику полиции или спецслужбы, поскольку за ним стоит каста, и конфликт в этой области, как правило, самоубийственен для преступника.

В России наступил закономерный этап, при котором дальнейшему стремительному росту преступности стали мешать отдельные непонятливые сотрудники правоохранительных органов. Причем, часто, именно работники, а не сами органы. Сибирь, наверное, один из последних островов, где связь преступности и органов внутренних дел не стала массовым явлением. В азиатских, кавказских республиках бывшего СССР, многих европейских городах России верхушка органов никогда не теряла связи с преступным миром. Неверно утверждать, что она куплена.

Мы не США, где мафия платила жалование полицейским.

Наши органы учатся зарабатывать самостоятельно.

По сути, организованная преступность и организованные органы часто оказываются в доле.

Часть бизнеса покрывает преступность, которая соответственно, получает за "крышу" честно заработанные деньги, другую часть бизнеса лично прикрывают руководители органов и, соответственно, получают за гарантии и за труд также честно заработанные деньги.

Чем выше напряженность, тем выше ажиотажный спрос на услуги.

Корыто общее и всем хватит места. Крупных жуликов или коллег трогать просто глупо, они ведь работают. Работают и на себя, и на общее корыто. Всякой мелочи, придурков, снимающих шапки, насилующих женщин, убивающих собутыльников всегда для показателей раскрываемости хватит.

Одна проблема у жуликов, вдруг органы захотят прибрать почти все. Это очень даже опасно. И решение о реорганизации КГБ, принятое в России в 1993 году, внесло в эту среду большую тревогу из-за возможного беспредела людей в серых шинелях.

Если сегодня сотрудники ФСК /КГБ/ начнут оказывать услуги по покровительству коммерческих структур и получать за это деньги, наступит закономерный результат, и _ФСК получит доступ к общему корыту и вместе с преступностью станет частью одной системы.

Именно в отношении отдельных непонятливых или слишком активных работников органов русской мафией начали переносится, ставшие уже традиционными террористические методы работы.

Первые случаи нападения на сотрудников шокировали общественное мнение.

Но ничего не произошло.

Начал вступать в силу закон - "Безнаказанность порождает вседозволенность". Преступники в России знают, что сегодня стрелять можно всех.

Если этот процесс будет продолжаться дальше, то через некоторое время он примет обвальный характер. Когда все привыкнут к мысли, что лучший способ уйти от наказания - уничтожение выслеживающего тебя сыщика, хороших сыщиков не останется.

Совершенно очевидно, что уже сегодня это самый эффективный способ прекращения уголовных дел в России. И он не реализуется только из-за некоторой консервативности и инертности мышления преступников, кроме того, он несколько неудобен верхним слоям организованной преступности.

Первоосновой в организации борьбы с организованной преступностью должно стать восстановление ситуации, при которой органы стоят над преступным миром и не являются собственно объектом для терроризма.

Факторы, характеризующие преступность России: наличие оружия, организации, легальных вложений в экономику и прочее не должны рассматриваться как нечто из ряда вон выходящее, это есть во всем мире.

Но нигде в мире спецслужбы не находятся в таком загнанном положении, как в России.

Правоохранительные органы являются инструментом государства, исполнители террористических актов, также являются чьим-то инструментом.

Наличие преступных групп и террористическая деятельность - это не одно и тоже. Всегда должны быть хозяева, конкретные люди.

Если органы или спецслужбы знают их и могут на них влиять, заставляя соблюдать свои правила, тогда им не придется вести бесконечные войны, достаточно будет держать под колпаком этих лидеров.

Если лидеры будут знать, что их личное благополучие зависит от органов, они никогда не пойдут на открытый конфликт и удержат от него свои структуры.

Это самое уязвимое место в организованной преступности.

По сути, вопрос стоит так: кто из лидеров, лидеры преступного мира или лидеры органов диктуют правила?

Но преступники знают чего хотят и чьи интересы защищают. Органы думают сегодня больше о сегодняшнем дне, часто не представляя с чем борются.

Совершенно очевидно, что России необходима доктрина борьбы с преступностью. Видимо с преступностью нужно не бороться, а сдерживать ее.

Сегодня никто не сможет прекратить войны между группировками за сферы влияния и монополию в незаконном бизнесе, не сможет сломать ни систему "крыш", ни систему восполнения кадров.

Невозможно бороться с абстрактными вещами.

Но не допустить преступность в некоторые сферы и заставить ее соблюдать определенные правила - это реальность.

В систему преступности России уже вошла часть ее правоохранительного аппарата.

Сегодня не надо было подкупать сотрудников, надо было дать их начальникам долю в "корыте".

Безусловно, абсолютное большинство сотрудников правоохранительных органов не преступники. Большая часть из них искренне готова выполнять свой долг. Но ситуация такова, что для этого им необходимо бороться с Системой.

Заниматься сыском можно только при одном условии, когда преступник - всегда жертва, а сотрудник - всегда охотник. Сегодня эти роли меняются ежечасно.

Правоохранительные органы России всегда готовили своих сотрудников для охоты на преступников, а не для войны с ними.

Безнаказанно охотиться они уже не могут, к партизанской войне не готовы и проигрывают в ней, широкомасштабных военных действий развязать им не позволяют.

В результате, каждый честный сотрудник оказывается один на один с преступником, но за преступником стоит живая динамичная организация, а за сотрудником стоит призрак. И борьба с преступностью превращается в систему личных поединков, при этом со стороны органов участвуют и гибнут полноценные работники, со стороны преступников под удар зачастую ставятся шестерки.

Борьбу на уровне лобовых атак сразу против всех, по сегодняшним правилам в России выиграть невозможно.

Если сравнивать личностные психические характеристики, от которых зависит устойчивость к чужому давлению, потенциал к беспределу, готовность идти на любые действия, то лидеры преступного мира России сегодня будут впереди сотрудников.

Впереди они будут также и по количеству людей в структурах, наличия техники, оружия, финансов.

Соревнование по одним правилам с преступными лидерами не может быть выиграно и оно самоубийственно.

В целом же, вероятно, ключевым в этой проблеме является вопрос с чем, а не с кем необходимо бороться.

Очевидно, что именно государство создало ту экономическую почву. На которой расцветает организованная преступность и без ликвидации экономических основ бороться с преступностью невозможно. Именно государство допустило положение, при котором чиновничий аппарат бесконтрольно и безнаказанно грабит свою страну. Без решительного поворота государственной политики к нормальным экономическим условиям, без решительной организации борьбы в первую очередь с собственным коррумпированным аппаратом, никакие позитивные сдвиги невозможны.

Если коснуться такого аспекта проблемы, как взаимоотношения преступного мира, правоохранительных органов и спецслужб, то ее решение зависит как минимум от соблюдения следующих условий:

Необходимо восстановить первородство органов, то есть, восстановить ситуацию, при которой попытка борьбы с ними или просто угроза в их адрес являются самоубийственными для агрессора. Это возможно только при:

- выработке единой политики и утверждения ее высшим руководством;

- осуществлении единой бескомпромиссной практики в отношении преступного мира и сросшегося с ним коррумпированного государственного аппарата на всей территории страны;

- борьбой за чистоту нравов среди сотрудников;

- достаточно жесткими и бескомпромиссными действиями в отношении тех, кто рискнул бороться с органами открытым или вооруженным путем.

Но, в первую очередь, необходимо устранить экономические предпосылки сползания экономики и государственных структур России в преступное сообщество.

 

Алексей Воеводин

28 июля 1994 г.

 

P. S. Так что же общее между сухим законом в США и экономической ситуацией в России?

В США мудрые и гуманные политики руководствуясь самыми лучшими побуждениями запретили продавать спиртные напитки. При этом в США прекрасно работала полиция и прокуратура, существовали жесткие законы, налоговые службы были одними из сильнейших в мире.

Тем не менее, когда государство выпустило из-под своего контроля торговлю спиртными напитками, мгновенно образовался мощный теневой сектор. Скоро американцы опомнились. Но пока торговля спиртным была запрещена, американская преступность из разрозненных мелких банд превратилась в преступную индустрию.

В России нет эффективных законов, нет эффективно действующей правоохранительной системы, налоговые службы не имеют ни традиций, ни опыта, русские чиновники не боятся воровать, за русских политиков не несут ответственности никакие партии.

Государство отдало на откуп преступности весь частный сектор. Мелочь. Но с проведением приватизации практически вся экономика страны становится частной.

Что будет дальше? Конечно, на всю экономику у преступности не хватит ни сил, ни времени.

В течение 2-5 лет основные усилия организованной преступности будут направлены на:

- закрепление в отдельных сферах экономики - нефтепродукты, цветные металлы, банки, финансовые операции, недвижимость;

- проникновение в аппараты исполнительной и законодательной власти, осуществление доступа к госзаказам, госкредитам, лицензиям, природным ресурсам;

- создание индустриальных технологий в традиционных сферах - проституции, азартных играх, наркобизнесе.

Проституция и азартные игры уже встали на промышленную основу, проблема одна - низкая платежеспособность населения. Наркобизнес также пошел в гору, для его развития есть все предпосылки: социальная нестабильность, неисчерпаемые природные ресурсы в азиатских республиках, первоначальная сеть по сбыту внутри страны, наработанный опыт по транзиту наркотиков в Европу.

Вероятно, наркобизнес и станет той верхушкой айсберга, на которую выльется гнев политиков и усилия органов. Но как только количество наркоманов достигнет достаточной величины, и производство наркотиков станет промышленным, воспроизводство наркоманов станет одной из сторон маркетинговой политики наркобизнеса и бороться с ним будет невозможно. Всему миру известно, что усиление карательной политики против наркобизнеса первоначально ведет к некоторому свертыванию сбытовой сети. Но наркоманам надо колоться! Рождается ажиотажный спрос, цены взлетают, наркобизнес получает сверхприбыли и направляет их на расширение рынка и производства.

Что будет делать государство?

Если его политика не изменится, то мы увидим знакомые сюжеты: дворцовые интриги, громкие разоблачения, семейные скандалы в высшем свете, защиту третьих стран от сверхдержав, перемежающуюся умилением от некоторых собственных успехов во внешней политике. Демократы будут обвинять коммунистов, искренне веря, что именно они, демократы, гаранты новой экономической политики в России, коммунисты, видя, что страну грабят, будут обвинять демократов, искренне веря, что именно они, коммунисты за правое дело.

И все будут воровать, кто меньше, а кто больше, в зависимости от должности, поскольку так распорядилось государство.